Вологодская область намерена изучить подобный опыт других российских регионов, чтобы внедрить его у себя

Ранпресс познакомился с протоколом заседания антинаркотической комиссии, прошедшей под председательством губернатора Олега Кувшинникова еще 27 июня этого года. Любопытный документ был опубликован на сайте Правительства Вологодской области только 21 августа.

Отдельным пунктом на заседании прозвучало предложение до конца декабря этого года изучить опыт российских регионов по изъятию из собственности жилых помещений, которые используются как наркопритоны. На данный момент в этом вопросе имеется правовой пробел в законодательстве.

По сути, притон — это обычная квартира, за которую платит ее хозяин. Если в ней нет лаборатории, то доказать организацию притона практически невозможно. Ходят люди в гости, с кем не бывает. Приметы притона определил в свое время Верховный суд: «Лицо осуществило целенаправленные действия по приспособлению помещения под притон (произвело ремонт, переделало помещение, оборудовало его вытяжными, вентиляционными системами, установило в нем технику, приборы, приспособления для приготовления и потребления наркотиков, технику для обеспечения «безопасности» и конспирации клиентов, мебель)». А если ничего этого нет?

В результате выявить в такой квартире систематические факты антиобщественного поведения владельца, нарушение прав и интересов соседей и использование жилого помещения не по назначению, на основании которых выселить владельца, нельзя. Тем более, если квартира арендованная.

Впрочем, такой опыт на самом деле есть, но не в России, а в Узбекистане, где сегодня квартиры изымаются в пользу государства из частной собственности как орудие преступления даже без ведома владельца. Возможно, именно его возьмут на вооружение областные парламентарии.