Фильм «Грантоеды» шокировал. Уж, казалось бы, что еще нового можно узнать про наших «правозащитников», но та степень морального разложения, до которого дошла эта тусовка, все же поражает воображение.

Арестован «правозащитник» Колтырин, почти год насиловавший мальчика. Юрий Галле, координатор «Открытой России» и представитель штаба Навального, арестован по делу о совращении несовершеннолетних и умышленном заражении СПИДом. «Правозащитник» Томилов, когда еще служил в армии офицером, привлекался за домогательства к солдатам, был осужден за систематическое избиение своей матери. Либеральнейший Кирилл Бобров то фотографируется голый на фоне ребенка, то в женском образе. Еще один «борец с режимом» сам пишет в сети о своей склонности к насилию над детьми. Все перечислять не стану, уже тошнит.
Можно, конечно, сказать: в семье не без урода. В любой группе всегда найдется некоторое количество мрази, это может и не характеризовать всю группу целиком. Но дело в том, что понятия «извращенец» и «правозащитник» очень часто совпадают далеко не случайно. они ведь и объединились во многом ради того, чтобы отстаивать свое право на извращения, чтобы никакую мерзость никто не смел называть извращением. Не случайно ведь либералов называют либерастами. И хотя действительно не каждый «правозащитник» уже обязательно извращенец, но то, как дружно они встают на защиту мрази из своей среды, характеризует всю их группу целиком.

Педераста-насильника Колторина горячо защищала Светлана Ганушкина из «Мемориала», объявив это уголовное дело атакой на «Мемориал» и гражданское общество. Так если «гражданское общество» — это когда можно насиловать детей, то надо признать атаку правильной. Ведь Колтырин признал свою вину, и видео есть. Этот тип – просто мразь и преступник, а нравственное разложение правозащитного движения демонстрируют именно такие как …
Об этом же говорит и история Юрия Дмитриева, которого сначала обвинили в изготовлении детской порнографии, а потом в насильственных действиях сексуального характера. Все это время журналисты «Эха Москвы» оправдывали Дмитриева, дескать, он говорил, что фотографировал обнаженной свою приемную дочь 9-ти лет для органов опеки. Ни одна эховская журналюга не постеснялась бесконечно повторять этот бред, хотя чижу понятно, что органы опеки, чтобы убедиться в нормальном развитии ребенка, проведут медосмотр, а уж никак не станут требовать от усыновителя снимков с обнаженкой. То есть надо предположить одно из двух: либо наши либеральные журналисты умственно неполноценны, либо они такие же извращенцы, как и Дмитриев.

И вот эти снимки показали. Про органы опеки теперь уже и речи нет, Дмитриев говорит, что делал их для какого-то «дневника здоровья». Но снимки сделаны с претензией на художественность, сам их характер неопровержимо свидетельствует: это именно детская порнография и ни что иное. Всё, что оправдывает Дмитриева – это то, что он делал эти снимки не для распространения, а для того, чтобы потешить собственную грязную похоть. Он назвал эту девочку своей дочерью, а себя – ее отцом, а потом принялся развращать ребенка, калечить неокрепшую душу девочки, которой теперь за всю жизнь не преодолеть последствий этой мерзости.
И вот правозащитное светило Лев Пономарев говорит, что Дмитриев вообще-то странноватый человек, он может быть и делал для себя порно, но не распространял его, поэтому не может быть осужден. И вот уже бесчисленные артисты и либералы всех мастей выступают в защиту Дмитриева. Неужели ни у кого из них детей нет? Неужели никому не стало жалко ребенка, которого развращала единомышленная с ними мразь? Это характеризует уже не Дмитриева, а почти всё правозащитное движение.

А на слушания по делу Дмитриева потянулись дипломаты из Новрегии, Голландии, США и других «просвещенных» стран, то есть друзья всех извращенцев на планете.
Помню, некоторое время назад у нас, в белозерской ИК-5, на знаменитом «пятаке», колонии для пожизненников, один серийный маньяк заявил, что во время по его делу были нарушены процессуальные нормы. Он даже не утверждал, что невиновен, а на вопрос о своей виновности ответил: «Не в этом дело». Дело, по его мнению, было в том, что перед опознаванием потерпевшая теоретически периферийным зрением могла видеть его в наручниках, как тогда перевозбудились европейские правозащитники! Пол-Европы на «пятаке» перебывало, чтобы поддержать маньяка. Ваш покорный слуга подготовил об этом пару публикаций в вологодской и петербургской прессе. Помню, в Питере статья вышла под заголовком: «Маньяк рвется на свободу с помощью ПАСЕ». После этого дело затихло, но европейцы успели зарекомендовать себя, как друзья маньяков.

И сейчас западные дипломаты не чувствуют, что от дела Дмитриева воняет нравственным разложением. Они там у себя давно принюхались. И они готовы валить и валить российским извращенцам грант за грантом.
Вот, казалось бы, какая связь между моральным разложением и получением иностранных грантов? Прямая. Если российская студентка получает от немецкого фонда по 500 евро в месяц – это совращение неокрепших душ. Зрелый человек прекрасно понимает, что Германия не станет тратить деньги на то, чтобы в России всё стало хорошо. Германия преследует в России свои интересы, и если бы это было не так, то г-жу Меркель следовало бы осудить за предательство интересов Германии. А если гражданин России за деньги отстаивает интересы Германии – он продает Родину независимо от юридической квалификации его действий. Блондинистая студенточка может этого и не понимать, а деньги так сладко пахнут. Вот где разврат.
Есть вещи морально омерзительные. Защищать маньяков и педофилов, продавать Родину – это то, чем нормальный человек побрезгует. «Правозащитники» не брезгуют ни тем, ни другим. Если «правозащитник» за деньги «занимается проблемой Курил» — он пытается продать Родину в буквальном смысле. И ему не стыдно. Стоит ли удивляться, что этот человек еще и извращенец?

У нас появилась уже целая группа людей, которые продают Родину на профессиональной основе, назначая себе большие зарплаты из иностранных грантов. И почему-то именно эти люди оказываются если не извращенцами, то лучшими друзьями извращенцев. Вот уже воистину: «Такого бы постеснялась любая парижская шлюха». И французы, выплатив нашему грантоеду 495 тыс. руб., полагаю, в глубине души относились к нему с куда большей брезгливостью, чем к собственным парижским шлюхам. Шлюхи честнее, они не прикрывают свое ремесло высокими словами.
Никто не спорит с тем, что в российских тюрьмах не всё благополучно. Так же, как и в американских. И бороться с беззаконием в тюрьме и на воле мы, конечно, будем. А американцы пусть у себя порядок наведут. Но когда на иностранные деньги подкупают российских зеков – это не борьба за права человека. Это то, от чего даже шлюхи морщатся. Российским уголовникам, во всяком случае, противно. (В фильме «Грантоеды» об этом интересно рассказано). Даже у наших уголовников и то, порою, больше здорового нравственного чувства, чем у некоторых наших «правозащитников».